Подписка о невыезде

Наша цель — бескомпромиссная защита прав, свобод и законных интересов доверителей.

Знания одних только УК РФ и УПК РФ для надлежащей работы адвоката в уголовном судопроизводстве недостаточно. Еще недавно адвокату, специализирующемуся в уголовном судопроизводстве, с точки зрения знаний и практики работать было значительно проще: УК РСФСР действовал более 30 лет, УПК РСФСР – 40 лет, была сложившаяся и устоявшаяся судебная практика. Сегодня постоянно изменяются не только УК РФ и УПК РФ, но и признанные нормы международного права, а также прецедентная практика ЕСПЧ. Все это адвокат обязан знать, чтобы быть во всеоружии. А сколько постановлений и определений Конституционного Суда РФ выносится ежегодно! И это тоже источник уголовного и уголовно-процессуального права. Лично для себя считаю необходимым (и советую то же коллегам) регулярно изучать дисциплинарную практику квалификационных комиссий и советов адвокатских палат субъектов РФ, особенно Москвы. Это ценный источник трактовки коллегами как уголовного и уголовно-процессуального права, так и положений Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Закон об адвокатуре) и Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА).

Например, именно обзор дисциплинарной практики АП г. Москвы позволил 4 года назад доказать, что у защитника подписка о неразглашении данных предварительного расследования в порядке ст. 161 УПК РФ не отбирается. Благодаря знанию положений Шанхайской конвенции («Пекинские правила»), касающейся осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних, несколько лет назад вместе с группой коллег при групповой защите лиц, обвинявшихся в совершении преступлений экстремистской направленности (где было несколько подсудимых, не достигших 18 лет), удалось добиться от суда проведения закрытого судебного заседания. В отличие от п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ, допускающего закрытое судебное разбирательство лишь в отношении лиц, не достигших 16 лет, эта конвенция предусматривает такую возможность для всех несовершеннолетних. Суд удовлетворил ходатайство защиты, сославшись на норму международного права. Благодаря этому удалось снизить чрезмерный интерес к процессу со стороны СМИ, и это, на мой взгляд, повлияло на назначенное подза щитным наказание. Итак, полагаю, никто не спорит, что на сегодняшний день знания одних только УК РФ и УПК РФ для надлежащей работы адвоката в уголовном судопроизводстве недостаточно. При этом есть много источников получения информации как об изменениях в законодательстве, так и о практике коллег. Это справочно-поисковые системы «Консультант Плюс» и «Гарант», сайты «РАПСИ», «Право. ру», «Закон.ру», «Праворуб», «Росправосудие» и многие другие. Регулярное их изучение оказывает действенную помощь в повседневной работе. Сейчас уже и не вспомню, на каком из указанных сайтов два года назад прочитал информацию о том, что банкир Александр Лебедев по делу об известном конфликте в эфире НТВ с бизнесменом Сергеем Полонским отказался дать подписку о невыезде, мотивируя это тем, что в соответствии с международным правом такая мера возможна лишь в случае согласия лица, к которому применяется. Нашел эту норму международного права – Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением («Токийские правила», принятые 14 декабря 1990 г.).

Документом предусмотрено, что любая мера пресечения, не связанная с изоляцией от общества(причем не только подписка о невыезде), возможна исключительно в случае согласия лица, к которому применяется. С тех пор о существовании «Токийских правил» узнали и следователи, с которыми пришлось работать, и мои коллеги. У нас в городе имеется достаточно много дел, по которым подозреваемые и обвиняемые отказывались давать подписку о невыезде. Естественно, в каждом таком случае предстоящий шаг анализировался совместно с подзащитным с точки зрения отсутствия оснований для обращения следователя в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, и подзащитный отказывался давать подписку о невыезде при полной уверенности в том, что более суровая мера пресечения в отношении него применена не будет. Может возникнуть вопрос, в чем практическая польза такого неординарного шага. Уверяю, она есть. По уголовному делу, возбужденному в отношении неустановленных лиц, статус подозреваемого приобретает лицо, к которому до предъявления обвинения применяется мера пресечения, в том числе подписка о невыезде (п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Следовательно, лицо, не давшее подписку, не является подозреваемым и его уголовное преследование незаконно.

Далее: помимо того, что у такого лица ничем не ограничена свобода передвижения, возникают вопросы с законностью назначения в его отношении судебной экспертизы. Как следует из положений ч. 4 ст. 195 УПК РФ, судебная экспертиза в отношении свидетеля производится только с его согласия, которое дается в письменном виде, в то время как про- ведение экспертизы в отношении подозреваемого такого согласия не требует. Следственная практика избрания подписок о невыезде в отношении лиц, к которым нет оснований для предъявления обвинения, достаточно распространена. При этом, не укладываясь в предусмотренный ч. 1 ст. 100 УПК РФ 10-суточный срок, обязывающий следователя при избрании меры пресечения подозреваемому предъявить обвинение, следствие не делает этого, а начинает отменять ранее избранную меру пресечения и вновь избирать ее. Недавно мне пришлось защищать Ш., отбывающего наказание в учреждении ФКУ ИК и этапированного для производства следственных действий на основании постановления следователя в ФКУ СИЗО. При этом Ш. по уголовному делу, по которому его этапировали, не был ни обвиняемым, ни подозреваемым. В октябре и ноябре 2013 г. в СИЗО следователь трижды предъявлял Ш. для ознакомления постановления об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и дважды – постановления об отмене данной меры пресечения. Трижды Ш. отказывался дать подписку о невыезде.

На все указанные действия следствия в районный суд была подана жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ, обоснованная отсутствием предусмотренных ч. 1 ст. 97 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения и ее избранием вопреки положениям «Токийских правил» при отсутствии согласия Ш. Отдельным доводом было то, что неоднократное избрание в отношении Ш. подписки о невыезде является незаконным, и не только в соответствии с нарушением следователем норм международного права, но и по следующим основаниям. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ. А ч. 1 ст. 100 УПК РФ указывает, что избрание меры пресечения в отношении подозреваемого допускается лишь в исключительных случаях и обязывает следователя предъявить подозреваемому обвинение не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения. Если же обвинение в указанный срок предъявлено не было, закон обязывает отменить меру пресечения. Таким образом, уголовно-процессуальный закон применение любой меры пресечения подозреваемому считает исключительным шагом, предусматривает ее немедленную отмену СТАТЬИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ № 1 2015 ВЕСТНИК Адвокатской палаты Белгородской области 27 при невозможности предъявить обвинение в течение 10 суток и не допускает неоднократного избрания меры пресечения подозреваемому. В жалобе было указано, что, не имея оснований для предъявления Ш. обвинения, следователь незаконно неоднократно делал его подозреваемым и осуществлял его незаконное уголовное преследование. 9 января 2014 г. моя жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ райсудом была отклонена с выводом о том, что все действия следователя основаны на положениях уголовно – процессуального закона. На постановление райсуда была подана апелляционная жалоба.

Примечательно, что за время подготовки материала по жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ в апелляционную инстанцию состоялось значимое для этого вопроса заседание Конституционного Суда РФ по жалобе того самого банкира Александра Лебедева. Определением КС РФ от 22 января 2014 г. № 27-О установлено, что «вынесение постановления об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении – без отобрания у лица указанного письменного обязательства – не позволяет считать эту меру примененной и влекущей правовые последствия для подозреваемого или обвиняемого». 12 марта 2014 г. апелляционная инстанция частично удовлетворила мою жалобу и признала, что подписка о невыезде избирается исключительно с согласия лица, в отношении которого применяется данная мера, и что без такого согласия постановление об избрании подписки не имеет правовых последствий. Согласилась апелляционная инстанция и с тем, что избрание меры пресечения в отношении подозреваемого до предъявления обвинения не может применяться следователем произ- вольно и неоднократно. Частично же апелляционной инстанцией жалоба была удовлетворена потому, что ко времени ее рассмотрения уголовное преследование Ш. было прекращено, а в жалобе я просил направить материал на новое судебное рассмотрение. Поэтому, признав незаконность постановления суда и согласившись с моими доводами, апелляционная инстанция прекратила производство по жалобе. Вот таким образом даже небольшая, но интересная информация о чужом деле может помочь в своем.


Вернуться к списку